Что стоит за визитом Имрана Хана в Китай?

Сеймур Мамедов

Сеймур Мамедов
Автор – директор Международного экспертного клуба «EurAsiaAz», главный редактор азербайджанского информационного агентства «Vzglyad.Az».

На этой неделе Премьер-министр Пакистана Имран Хан собирается посетить Пекин для того, чтобы принять участие на Втором форуме международного сотрудничества «Один пояс и один путь». Помимо участия в форуме, премьер-министр также проведет двусторонние встречи с президентом Си Цзиньпином и премьер-министром Ли Кэцяном. В рамках визита предусмотрено также подписание несколько пактов по расширению сотрудничества и встреча Имран Хана с лидерами корпораций и бизнеса. Сотрудничество Пакистана и Китая в последние годы охватывает многие сферы: эта деятельность по строительству Китайско-пакистанского экономического коридора, оборонное сотрудничество и выступление единым дипломатическим «фронтом» на международной арене.

Однако приоритетной областью сотрудничества Китая и Пакистана, несомненно, является китайско-пакистанский экономический коридор (ПКЭК). Для Пакистана этот проект чрезвычайно важен с точки зрения повышения эффективности функционирования экономической системы страны, преодоления ряда проблем в социальной сфере страны. А что касается Китая, во-первых, благодаря этому проекту Пекину удалось вытеснить Вашингтон из Пакистана. Сегодня мы видим, что рычаги американского влияния в Пакистане почти полностью ослабли. Во-вторых, он предоставляет Китаю кратчайший путь для выхода на мировые рынки, соединяет четыре важных региона — Западный Китай, Южную, Центральную, Западную Азию. В-третьих, он стимулирует экономическую активность Южного Синьцзяна, который в настоящее время имеет слабую производственную базу.

Поэтому в ходе визита Имран Хана в Китай основное внимание будет уделено обсуждению ситуации вокруг ПКЭК. Если говорить более конкретно, то если раньше китайско-пакистанское сотрудничество предполагало сооружение дорог и электростанций, то сегодня Пакистан заинтересован в развитии таких сфер, как сельское хозяйство, образование, здравоохранение и обеспечение водой в рамках ПКЭК. Основные задачи, стоящие сегодня перед новым правительством Пакистана, – это улучшение благосостояния народа, снижение уровня бедности, неграмотности и болезней в стране. Мы видим, как оно предпринимает активные шаги в этом направлении. Ведь не случайно 25 марта Китай выделил Пакистану 2,1 млрд долларов. Эти деньги будут потрачены на развитие вышеуказанных сфер и не только. Учитывая то, что у китайцев есть огромный опыт в деле принятия социально-экономических реформ, то в ближайшем будущем мы увидим прогресс в этих сферах.

Я считаю, что Пакистан идет правильным путем и если премьер-министру Имрана Хана удастся добиться прогресса в сферах сельского хозяйства, образования и здравоохранения, то уверен, что доверие к нему и его ближайшему окружению возрастет в несколько раз. Почему я это говорю? Потому что благодаря успешно реализованным социальным программам в Азербайджане, уровень бедности и безработицы многократно сократился.  Уровень бедности в Азербайджане составляет на данный момент 5,4 процента, а в 2001 году составлял 49 процентов. Видите какая большая разница? Нет никакого сомнения, что выделенные китайской стороной финансовые средства будут потрачены во благо интересов пакистанского народа.

Более того, перед Пекином и Исламабадом поставлена задача увеличить объем двусторонней торговли с 12 до 20 миллиардов долларов. Кстати, в ходе визита Имрана Хана в Китай будет сделан первый шаг в достижении этой задачи. Ожидается подписание соглашения о расширении зоны свободной торговли. Хотя данный документ был подписан с Китаем еще в 2007 году, после создания зоны свободной торговли Китай-АСЕАН, пришлось внести определенные изменения в условия зоны. После подписания нового соглашения Китай откроет беспошлинный доступ для более 300 пакистанских товаров, что позволит вывести двустороннюю торговлю на новый уровень.

Говоря о внешнеполитическом аспекте ПКЭК, хочу отметить, что для более динамичного развития этого проекта, необходимо привлечь Россию, Иран, Индию, ряд стран Центральной Азии, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и т.д. На мой взгляд, участие России в КПЭК, в том числе в использовании порта Гвадар, может дать толчок не только российско-пакистанскому, но и китайско-российскому сотрудничеству и стать демонстрационным проектом инициативы “Один пояс — один путь”. К примеру, удобнее всего для России будет присоединиться через Казахстан. Есть и другой вариант – Россия занимается строительством транспортного коридора «Север-Юг» через Азербайджан и Иран, чтобы упростить процедуру торговли с Индией, поэтому наземную транспортную инфраструктуру данного маршрута можно было бы использовать для торговли с Пакистаном при условии, что иранский порт Чабахар будет связан с пакистанским портом Гвадар.

Что касается участия Ирана в КПЭК, на днях премьер-министр Пакистан совершил визит в Иран. Президент Хасан Рухани сказал, что Иран готов поставлять нефть и газ в Пакистан и увеличить экспорт электроэнергии в страну в десять раз. Он также сказал, что Тегеран заинтересован в расширении торговли между иранскими портами Чабахар и Пакистанским Гавадером, соединяя их железной дорогой. Иран сегодня переживает не самые лучшие времена под давлением американских санкций, поэтому все больше заинтересован в углублении сотрудничества со странами Востока, в частности с Россией, Китаем, Индией и Пакистаном. Исламабаду и Тегерану следует укреплять двустороннюю торговлю. Тем более, есть все основания для расширения сотрудничества. КПЭК для Ирана – это окно возможностей для выхода из международный изоляции. Порты Гвадар и Чахбахар должны дополнять друга друга для получения взаимной выгоды.

Если порт Гвадар будет связан с портом Чахбахар, то у Пакистана появится больше возможностей для более углубленного сотрудничества со странами Персидского залива, Туркменистаном, Узбекистаном, Казахстаном и т.д. Тем более, страны Центральной Азии заинтересованы в укреплении двусторонней торговли с Ираном через порт Чахбахар.

Особые опасения КПЭК вызывает у США. К 2022 году КПЭК предоставит Пекину беспрепятственный выход через порт Гвадар в Ормузский пролив и далее – на рынки сопредельных континентов. Но самое главное, Пекин получит возможность контроля над перемещением нефтетанкеров из ближневосточных стран в США, которые являются одним из крупнейших потребителей сырой нефти с Ближнего Востока.

КПЭК для Китая – это маршрут, который связывает Западный Китай с Ближним Востоком и Африкой. Но есть одна проблема – часть коридора проходит через пакистанские территории, за контроль над которыми продолжают бороться Нью-Дели и Исламабад. Поэтому я считаю, что Пекину следует примириться с Индией. Но я не вижу никаких предпосылок для присоединении Индии к КПЭК в ближайшей перспективе. Да и Афганистан тоже не заинтересован. Кабул сейчас занят реализацией транспортного проекта «Ляпис-лазурь» – коридор, который соединяет Афганистан с Туркменистаном, Азербайджаном, Грузией и Турцией.

Подытоживая вышесказанное, хочу отметить, что КПЭК может радикально изменить региональную динамику торговли. Конечно, все зависит от воли глав государств и правительств. Я считаю, что этот проект может принести большие дивиденды не только соседям Пакистана, но и другим странам, которые примут участие в нем.