КПЭК может возродить добрососедское взаимовыгодное сотрудничество в азиатском регионе

ДНД – 17 января 2020

Сеймур Мамедов является директором Международного экспертного клуба “ЕврАзиАз”, занимающегося стратегическими вопросами Евразийского региона. Он также занимает должность главного редактора в информационном агентстве “Vzglyad”.

Формирование стратегического взаимодействия стран, расположенных вдоль возрождаемого в настоящее время Великого Шелкового пути, все в большей степени детерминируется общей тенденцией регионализации процессов их интеграции (транспортной, энергетической, военно-технической, гуманитарной и др.) для достижения устойчивого инклюзивного развития стран в условиях добрососедства. Примером тому может служить реализация изначально двустороннего межгосударственного проекта Китайско-пакистанского экономического коридора, ставшего главным компонентом инициативы «Один пояс – один путь». Поэтапное строительство КПЭК позволит не только соединить Китай и Пакистан общей системой коммуникаций, но и обеспечит их транспортную взаимосвязанность и увеличение торгово-экономического сотрудничества по меньшей мере с 68 странами мира, включая Россию.

Совместным китайско-пакистанским долгосрочным планом развития КПЭК (2017–2030 гг.) предусматривается осуществление интеграционных процессов не только в области транспорта, но и в энергетике, промышленности, сельском хозяйстве, образовании, науке, туризме и других сферах гуманитарного сотрудничества, что послужит продвижению межкультурного, интеллектуального взаимодействия проживающих здесь народов, снижению нестабильности в регионе. Китайско-пакистанский экономический коридор будет выгоден всей Центральной Азии, так как значительно упростит логистику в регионе. Нет никакого сомнения, что проект будет успешно реализован, поскольку имеется твердая политическая воля у правительств Пакистана и Китая. Однако его противниками остаются только Индия, США и те, на кого подействовала их пропаганда. К тому же, в Пакистане некоторые лица, которых мотивируют внешние силы, порой критикую этот проект, заявляя, что это долговая ловушка для страны, но в действительности это взаимовыгодный проект, предусматривающий интересы не только Пакистана и Китая, но и тех стран, которые будут в него вовлечены. Возвращаясь к США, хотел бы отметить, что эта страна провела крупную пропагандистскую кампанию и в СМИ, и в политических кругах, чтобы дискредитировать китайско-пакистанский проект. Но тем не менее, подавляющая часть населения, правительство полностью выступает за его реализацию.

Последний раз негативное мнение о проекте было озвучено в ноябре прошлого года со стороны первого заместителя помощника Госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Элис Уэллс. По словам Уэллс, КПЭК, имеющий “сомнительный процесс торгов и противоречивые условия контрактов”, не может обеспечить устойчивость и прозрачность – критически важные элементы для такой развивающейся страны, как Пакистан, – в долгосрочной перспективе. Она также считает, что КПЭК не является примером китайской филантропии, учитывая, что инфраструктурные проекты в основном финансируются за счет кредитов, а китайские компании получают высокую гарантированную прибыль благодаря продаже дорогой электроэнергии пакистанской энергосистеме. Во-первых, этот проект является одним из важнейших элементов инициативы «Один пояс –один путь», без реализации которого невозможно воссоздать полную картину Нового Шелкового пути. Во-вторых, Китай намерен потратить огромные средства на реализацию данного проекта – 62 млрд. долларов США. Согласитесь, что Китай не стал бы тратить свои миллиарды на «сомнительные» проекты, не будучи уверенным, что проект окупит расходы и принесет прибыль.

Стоит здесь напомнить, что еще в 2001 году премьер Госсовета КНР Чжу Жунцзи и в 2005 году премьер Вэнь Цзябао совершили поездку в Пакистан, что дало толчок сооружению крупного морского порта Гвадар, расположенного в 400 км от Ормузского пролива, ведущего в Персидский залив. Проекты по закладке основания будущего китайско-пакистанского экономического коридора стартовали уже в самом начале столетия. В 2007 году завершились работы по сооружению трех многофункциональных причалов. Так что Китай задолго до заключения соглашения по КПЭК в 2015 году приступил к реализации на территории Пакистана различных инфраструктурных проектов, которые уже сегодня принесли немало выгод Исламской Республике, и самое главное, что в таких случаях происходит нередко, привели к резкому сокращению безработицы в пакистанской провинции Белуджистан, а также в самом Гвадаре. Кроме того, реализация данных проектов привела к созданию важных инфраструктурных железнодорожных и морских узлов.

Своими выдвинутыми инициативами официальный Пекин создает громадные условия и способствует тому, чтобы не меньшую финансово-экономическую выгоду из реализуемых под его эгидой проектов извлекали и сами те страны, на чьих территориях реализуются данные проекты. Ярчайшим тому примером является Африка. На сегодня 37 африканских государств связаны соглашениями по «Поясу и пути». Китайская программа предлагает Африке масштабные инфраструктурные проекты — строительство портов, мостов, железных и автомобильных дорог. В июне прошлого года в Пекине прошёл форум «Пояса и пути». Среди почти 40 глав иностранных государств туда прилетели и лидеры Кении, Эфиопии, Мозамбика и Джибути. Одной из целей их путешествия были переговоры о снижении долговой нагрузки на их страны. Китай благосклонно откликнулся на эту просьбу.

Не вникая в суть происходящего, боясь и, пытаясь, якобы “уберечь” Пакистан, США и их представители в лице госпожи Уэллс утверждают, что политика Китая в отношении Исламской Республики несет такую же “кабалу”, как и странам Африки, что инициатива “Один пояс — один путь” не что иное, как экономическая экспансия официального Пекина. Но Пакистану следует и дальше проявлять волю в направлении сотрудничества с Китаем и не бояться дальнейшего углубления торгово-экономических связей с Китаем. Тем более налицо такой яркий пример, как сотрудничество Китая с африканскими государствами.
Совместный китайско-пакистанский проект, ориентированный на будущее, призван принести больше выгоды соседям Пакистана — это и Афганистан, и Иран, и Индия, которая не должна рассматривать его в качестве угрозы своей торгово-экономической безопасности. Сегодня мир охвачен глобальными переменами, происходит смена геоэкономических интересов, мир стал уже многополярным, военные союзы уже отличаются крайней неустойчивостью, НАТО переживает кризис, создаются все больше союзов, ориентированных на экономическое сотрудничество.

Возможно, в перспективе Индия присоединиться к ряду проектов как в рамках КПЭК, так и в целом в рамках инициативы “Один пояс – один путь”. Нью-Дели не стоит изолировать себя от таких глобальных проектов. Китай, Индия, Пакистан – это соседи, а соседи должны дружить, тесно сотрудничать друг с другом, улучшать благосостояние своих народов, а добиться этого можно благодаря реализации совместных, региональных проектов. Индия, Пакистан и Китай должны пойти навстречу друг к другу, создавать новые региональные экономические союзы, реализовать новые геоэкономические проекты, которые их еще больше сблизили бы. Китайско-пакистанский экономический коридор может положить основу возрождения добрососедского взаимовыгодного сотрудничества в азиатском регионе. Так почему же не достигнуть договоренности по демаркации границ между Китаем и Индией, и между Пакистаном и Индией? Пора бы найти общий компромисс в разрешении конфликта в Кашмире.

Подытоживая все сказанное, остается добавить, что реализация проекта КПЭК абсолютно исключает перспективы включения Исламской Республики Пакистан в фарватер внешней политики Китая, по поводу чего продолжают делать “предостерегающие” заявления государственные и политические деятели США. А американским дипломатам остается смириться с тем, что мир давно перестал быть однополярным и страны Азии и Востока предпочитают иметь дело с более надежным Китаем, на которого они могут полностью положиться…