Кашмирцы и пакистанцы — одна нация и никто не может отделить Кашмир от Пакистана

ДНД – 04 августа 2020 года

Леся Сенишин – независимый комментатор, проявляющий глубокий интерес к Южной и Центральной Азии

С раненого детства я слышала сказочное название Джамму и Кашмир. Мой ум рисовал зеленые пастбища с пасущимися козами, сады полные яблок, абрикос и слив. Реки, где рыба выпрыгивает прямо в лодку рыбаку. И конечно, красивые люди. Девушки в одежде восточных принцесс, поющие высокими голосами протяжные песни. Дети, улыбающиеся каждому встречному и убегающие при первой возможности, держа в руках воздушного змея.

Этот райский уголок Кашмир был действительно княжеством, расположенным в тех же сказочных Гималаях. Ослепительные реки, спокойные озера с цветущими лотосами, луга покрытые цветами.
Край, где лето теплое и мягкое без изнуряющей жары и зима снежная и свежая, без сильных морозов.
В этом красивом месте мирно проживали люди различных вер, среди которых были индусы, мусульмане, сикхи, парсы, христиане, буддисты.
Индус Махараджа Хари Сингх был последним правителем княжества Джамму и Кашмир, управляя территорией, где большинство жителей в этой пестрой компании были мусульманами.
Сказке пришел конец, когда Британская Индия должна была разделиться на два независимых доминиона: Индию и Пакистан — по религиозному принципу: Пакистан — мусульманам, Индия — индусам.

Когда британцы покидали Индию, они предложили многочисленным индийским княжествам принять самостоятельное решение к какой стране присоединиться. О независимости этих княжеств речь не шла.

Кашмир был одним из самых крупных княжеств.
Логично предположить, что Кашмир, где большинство населения составляют мусульмане, перейдет в Пакистан. Руководство Кашмира 19 июля решило присоединиться к Пакистану, но индуист Махараджа Хари Сингх подписал контракт с Индией, и мусульмане долины выступили против него. Для поддержки индуиста Махараджа Дели направил армию в Кашмир. Ситуация вылилась в первую индо-пакистанскую войну. Индия обратилась за помощью к Организации Объединенных Наций и потребовала прекратить огонь. Совет Безопасности Организации Объединенных Наций по просьбе Индии постановил провести референдум в оккупированном Индией и контролируемом Пакистаном Кашмире, чтобы кашмирцы решили, к какой стране они хотят присоединиться. Этот референдум и плебисцит отрицается Индией с 1948 года.

Так продолжалось более 70 лет. Райская долина осталась без государственной границы. Кашмирский вопрос остается главной проблемой в отношениях между Индией и Пакистаном все эти годы.

В прошлом году 5 августа мир потрясла новость о решение Индии в одностороннем порядке отменить особый статус Джамму и Кашмира и статью 370 конституции.

Таким образом Джамму и Кашмир был полностью заблокирован и потерял не только особый статус, он вообще потерял статус штата и разделен теперь на две части: Джамму и Кашмир и историческую область Ладакх. Стоит напомнить, что ранее у Кашмира была собственная конституция и флаг, а также возможность принимать законы.

Кашмир превратился в кровоточащую рану. Из штата на особом положении, имевшего собственную конституцию (единственный такой случай в Индии!), превратился в обычную территорию Индии, с урезанными полномочиями в плане самоуправления в большей степени подчиненному в административном отношении центру.
Население всегда становится заложником политических или военных интриг. Как оно может полюбить “мачеху” которая оставила их без права выбора. Которая заточила “своих детей” в тюрьму и  дополнительно перебросила в штат 38 000 военнослужащих, которые патрулируют улицы и дороги одного из самых милитаризованных регионов в мире. Рынки перестали работать, школы закрыли, Интернет и телефонные службы так же отключили. Ввели комендантский час и собираться группой более четырех человек строжайше запретили.
Тысячи, включая несовершеннолетних и почти всех избранных законодателей Джамму и Кашмира (за исключением тех, кто принадлежал к ним (BJP), подверглись предварительному заключению.
Лидеров местных общин арестовали. Молодежь — надежда нации пропадала в неизвестном направлении просто из домов. Девушек и женщин, а так же детей преследовали и насиловали индийские солдаты.
Что оставалось делать людям, куда им бежать? Они устали жить в неопределенности. Они устали боятся….
В последующие месяцы национальным политическим деятелям было отказано в разрешении на въезд в бывшее государство, и они были возвращены из аэропорта Сринагар.

Мусульманское большинство вспыхнуло яростью. Люди выражали свой гнев в акциях протеста. Участники бросались камнями и скандировали “Убирайтесь в Индию, Кашмир наш!”
Камни против вооруженной армии…

Форум по правам человека в Джамму и Кашмире, который представляет собой неформальную группу заинтересованных граждан подвел итог и в своем отчете написал:

Экономическое, социальное и политическое воздействие этих действий и их длительная продолжительность — все одиннадцать месяцев — были катастрофическими. Все отрасли бывшего государства понесли серьезные удары, подтолкнув большинство к дефолту по кредитам или даже к закрытию; сотни тысяч потеряли свои рабочие места или подверглись сокращению, или урезанию зарплаты; закрытие школ и университетов серьезно ухудшило образование и усугубило травму детей и родителей; здравоохранение было серьезно ограничено комендантским часом и контрольно-пропускными пунктами; местные и региональные СМИ потеряли ту небольшую независимость, которую они имели.

Хуже всего было то, что не было ни одного избранного представителя, который бы защищал интересы народа Джамму и Кашмира, поскольку большинство  преследовалось по политическим мотивам.

Уставные органы, в которые граждане могли обращаться за возмещением ущерба, практически прекратили свое существование, поскольку все государственные комиссии — по правам человека, правам женщин и детей, борьбе с коррупцией и праву на информацию — были закрыты, когда государство было разделено на союзные территории, и Союзное правительство решило не восстанавливать их, хотя союзные территории также имеют право на независимые уставные органы для надзора.
В результате произошло почти полное отчуждение жителей долины Кашмира от индийского штата и народа. Хотя отчуждение народа Джамму не столь серьезное, его озабоченность экономическими и образовательными потерями, а также политикой, такой как новые правила проживания, столь же существенны.

Совсем недавно Председатель Специального парламентского комитета по Кашмиру Шехряр Хан Африди подтвердил неизменную моральную, дипломатическую и политическую поддержку Пакистана народу Кашмира и поклялся разоблачить фашизм и правительство Нарендры Моди на всех международных форумах.
«Кашмир — наша яремная вена. Кашмирцы и пакистанцы — это одна нация, и никто не может отделить Кашмир от Пакистана », – сказал он.
«Мы не позволили бы изменить статус Кашмира самостоятельно. Кашмир является спорной территорией, и этот вопрос должен быть решен в соответствии с резолюциями Совета Безопасности Организации Объединенных Наций»:сказал Африди.