Какой вектор внешней политики выберет Казахстан на Россию или Китай

ДНД – 10 апреля 2019

Юрий Пойта , експерт

На днях завершился официальный визит нового президента Казахстана Касыма-Жомарта Токаева в Россию, где он провел встречу с президентом РФ Владимиром Путиным. Особенность и знаковость данного события состоит в том, что это был первая зарубежная поездка нового казахстанского лидера, которая должна была продемонстрировать неизменность внешнеполитических приоритетов страны после ухода от власти Нурсултана Назарбаева.

Неожиданно объявленное две недели назад заявление, о том, что бессменный президент Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев покидает свой пост и временно передает власть председателю Сената Парламента Касыму-Жомарту Токаеву, буквально ураганом прошлось не только по Казахстану и Центральной Азии, а практически во всех мировых СМИ. Несмотря на свой уход, Назарбаев остался у рычагов власти в системе государственного аппарата как Первый президент, лидер нации (Елбасы), Председатель Совета безопасности и лидер правящей партии «Нур Отан».

Однако, главным, в первую очередь в столицах соседних стран стал ребром вопрос каким образом поведет себя Токаев на посту президента, станет ли он полноценным лидером или будет «ручным» президентом, пойдет ли на выборы в 2020 году, и каким образом будет строиться внешняя политика страны. Самый большой интерес здесь конечно же со стороны Кремля – Казахстан является стратегическим партнером России и участником всех российских международных организаций и блоков (СНГ, ЕАЭС, ОДКБ). Поэтому возможные кардинальные движения Нур-Султана (новое название Астаны) с российского фарватера будут катастрофой для Москвы.

С другой стороны – Китай, который претендует на первенство в списке внешнеполитических приоритетов Нур-Султана, по крайней мере в экономическом плане. В Казахстан льются рекой китайские инвестиции и кредиты, именно Казахстан является «окном» для китайской инициативы «Один пояс, один путь», и потеря такого партнера из-за передачи власти в Казахстане – была бы провалом всех внешнеполитических концептов Китая: от «Пояса и Пути» до «сообщества общей судьбы». Слишком много вложено, и терять все это – никак не с руки Пекину и лично Главе КНР Си Цзиньпину. Поэтому, борьба за расположение нового президента (а также местных элит) в Казахстане является сейчас ключевым вопросом российской и китайской дипломатии (равно и спецслужб).

Масла в огонь подливала информация о том, что Касым-Жомарт Токаев – профессиональный китаевед, свободно владеет китайским языком, и по неофициальной информации является сторонником активизации сотрудничества с Китаем. Так это или нет, сказать сложно: русским (равно как и английским) он владеет не хуже, а богатый опыт на дипломатической работе (в т.ч. на должности заместителя генерального секретаря ООН и Министра иностранных дел страны), не позволяет открыто выражать свои внешнеполитические предпочтения.

Кроме этого, у Казахстана существует Концепция внешней политики до 2020 года, в которой четко прописано что основным партнером является Россия, а уже за ней идет Китай. Поэтому, ожидать от профессионального дипломата и государственника неосторожных слов о внешнеполитических предпочтениях – не стоит. Тем более, что Россия действительно занимает ключевое положение во внешней политике Казахстана: во всех сферах (политика, экономика, безопасность, культура) Москва прочно закрепила за собой эту страну. И первая зарубежная поездка второго президента стала показательной – в Россию.

Вояж Токаева в Москву, на первый взгляд, не отличался чем-то сверхъестественным: как всегда протокольные слова о дружбе, партнерстве, взаимопонимании «навеки-вечные», несколько подписанных контрактов (по космодрому Байконур, космическому ракетному комплексу «Байтерек» и производству тракторов), обмен взглядами по политической ситуации в регионе, мире и т.д. Однако, главной целью визита была демонстрация того что никаких «качелей» во внешней политике страны не будет, все останется в таком же формате, как создал Нурсултан Назарбаев, Казахстан находится рядом и Кремлю нечего волноваться.

Данный шаг преследует также очень важную внутриполитическую задачу – на данный момент в Казахстане перешел в активную фазу так называемый транзит власти. На первом этапе (до выборов в декабре 2020 года) обязанности президента будет выполнять Касым-Жомарт Токаев. На втором, после окончательного утверждения Назарбаевым кандидатуры преемника, к власти придёт президент, избранный на выборах (не исключено что им может стать и нынешний глава страны).

Назарбаев же оставляет за собой пожизненное право на вмешательство в работу органов государственной власти на правах лидера нации и Первого президента Казахстана – Елбасы. Поэтому, на этапе транзита и укрепления новой системы государственного управления в формате тандема «Назарбаев – Токаев», попытка российского вмешательства – это самое последнее, чего желали бы в Аккорде (администрация президента Казахстана).

С другой стороны, интересны также акценты, сделанные Токаевым при встрече с Путиным. Российский президент акцентировался на двусторонних вопросах для «укрепления отношений на благо братских народов двух стран». А Токаев, кроме этого, указал на принципы многовекторной дипломатии, сказав о важности Казахстана для других стран: в аспекте транзитного потенциала на оси «Западная Европа – Китай», а также в транспортировке нефти в другие страны. Тем самым дал понять, что Россия – не единственная страна в списке партнеров, есть еще Китай, Европа и т. д.

Это подтверждают и казахстанские эксперты: «Токаев пытался продемонстрировать полную преемственность внешнеполитического курса и соответствие его ранее принятой концепции многовекторной дипломатии, в которой основным партнером остается РФ, а вторым по важности партнером будет Китай. Однако Казахстан будет вести конструктивные отношения с Вашингтоном и Брюсселем, и не даст себя втянуть в конфронтацию РФ с Западом».

Данный тезис является обнадеживающим для Украины: Казахстан хоть и голосует стабильно против украинских резолюций по российской агрессии и Крыму в ООН, но не признает Крым российским. Для выстраивания нормальных отношений с ЕС и США Казахстану следует демонстрировать уважение международного права, в том числе и по вопросу Крыма – это «красная черта» для Нур-Султана. Будет ли вектор внешней политики Аккорды смещаться в сторону Пекина, посмотрим уже после выборов 2020 года — тем более что Концепция внешней политики страны действует тоже до 2020 года.