Индийцы почитают Ганди как «отца нации»

 ДНД-01 февраля 2018

Премьер-министр Нарендра Моди и другие руководители страны посетили место кремации человека, чье учение помогло Индии завоевать независимость без насильственной революции. Идеи Махатмы Ганди вдохновляют борцов за мир и права человека по сей день.

Но реализованы ли они в самой Индии? Хотя правительство и говорит, что следует по его пути, споры не утихают. Поклонники Махатмы доказывают, что пропасть между бедными и богатыми выросла, а конфликты между индусами и мусульманами участились.

Президент Индии Рам Натх Ковинд, премьер-министр Нарендра Моди и видные политические деятели побывали в Раджгхате – мемориале Ганди – и отдали ему честь а 70-ю годовщину гибели человека, которого еще при жизни приверженцы называли пророком и Махатмой (большой душой).
Экспертам и комментаторам годовщина дала богатую пищу для размышлений. Сударшан Айенгар, бывший руководитель учебного заведения, основанного Махатмой Ганди в 1920 году, напоминает слова великого человека о том, что индийцы используют термин «сварадж» (свое правление, независимость), не понимая его истинного смысла.
И лидеры, которые руководили страной после смерти Ганди, разработали политико-идеологическую стратегию, расходившуюся с его идеями. «Каста и религия стали инструментами, с помощью которых можно добиться политических выгод. Политика партий в самой большой демократии мира стала развращать умы и сердца людей… Кастовые и религиозные предрассудки углубились, – считает Айенгар. – Сегодня страна глубоко погрязла в кастовых и межобщинных конфликтах.
Уровень жизни существенно вырос. Но существенно возросло и экономическое неравенство».

Конечно, Индия была новой независимой страной с нарождающейся демократией, а превратилась в быстро растущую страну с устойчивой демократией. Но Ганди до последнего вздоха стоял за то, чтобы все дети Индии, независимо от касты, цвета кожи и экономического статуса, были равны, а меньшинства пользовались теми же правами, что и большие общины. Но теперь снова происходит поляризация между религиозными общинами. А те, кто стоит у власти, молчаливо взирают на это.

Что касается политической сферы, то в Индии нет серьезных партий, которые бы взяли на вооружение гандистские принципы. Их исповедуют очень небольшие организации, которые, по существу, никакой роли не играют. «В экономике действует концепция «свадеши», которую взял на вооружение Ганди. «Свадеши» – это свое производство, то есть ориентация на импортозамещение. Традиционно Индия ориентируется на внутренний рынок. К 2030 году там будет 500 млн представителей среднего класса, который привык к тому же типу потребления, что и на Западе.

По инвестиционной привлекательности Индия идет в одной лиге с США и Китаем. Принцип «свадеши» может действовать, не случайно Моди провозгласил программу «Сделай в Индии».