Асиф и Лавров обеспокоены молчанием США по поводу присутствия Даэш в Афганистане

ДНД- 20 февраля 2018

Москва и Россия: «Пакистан и Россия обеспокоены распространением исламского государства в Афганистане и отрицанием фактов распространения исламского государства (Даэш) в Афганистане вооруженными силами США и НАТО».

Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Пакистана Х. Асиф сегодня во вторник.

Министр иностранных дел Асиф посещает Москву по приглашению министра иностранных дел Сергея Лаврова.

Во время пресс-конференции Львов сказал, что Россия продолжит содействовать укреплению контртеррористического потенциала Пакистана.

Комментарии Сергея Лаврова приведены ниже:

Особое внимание было уделено ситуации в Афганистане и вокруг нее. У нас есть общая озабоченность по поводу деградации ситуации с безопасностью в этой стране, роста террористической деятельности, угрозы, которая никуда не исчезает, а также укрепления позиций исламского государства (Даэша) на севере и востоке Афганистана.

К сожалению, мы должны признать, что военное присутствие Соединенных Штатов и НАТО на протяжении многих лет не принесло мира и стабильности афганцам. Более того, стратегия, недавно введенная администрацией США по Афганистану, направлена ​​на наращивание военного давления на вооруженную оппозицию, хотя Исламабад и Москва считают эту стратегию «безнадежной». Мы (Пакистан и Россия) исходим из необходимости как можно скорее начать процесс национального примирения в Исламской Республике Афганистан с ведущей ролью самих афганцев и с учетом интересов государств региона.

У нас совпадают или близкие позиции по ближневосточным делам, в частности, по Сирии и по другим региональным и международным темам, которые представляют интерес для наших стран. Сегодня в этом контексте мы обсудили ситуацию вокруг сирийского урегулирования – сирийского химического досье, в котором некоторые страны, к сожалению, пытаются рассуждать о недобросовестных целях. Мы обсудили тревожную ситуацию, сложившуюся в палестино-израильском урегулировании. У нас есть общая позиция, что необходимо решить эту проблему на основе резолюции Совета Безопасности ООН и «Арабской мирной инициативы», которая, кстати, была поддержана всеми членами Организации исламского сотрудничества.

Как я уже сказал, мы провели очень полезные переговоры, которые подтвердили взаимную готовность к расширению российско-пакистанского сотрудничества как по двусторонней повестке дня, так и в региональных и международных делах.

Наши отношения с Пакистаном конструктивны и взаимовыгодны. В мае этого года прошло 70 лет с момента установления двусторонних дипломатических отношений.

В настоящее время мы развиваем интенсивный политический диалог на самом высоком уровне. Партнерский характер имеет взаимодействие в международных организациях, прежде всего в ООН и ее специализированных учреждениях.

Сегодня мы подтвердили готовность российской стороны продолжать вносить свой вклад в укрепление контртеррористического потенциала Пакистана, который отвечает интересам всего региона. В прошлом году мы предоставили нашим партнерам четыре транспортно-боевых вертолета Ми-35М. Я уверен, что они пользуются спросом в проведении антитеррористических операций, о чем наши коллеги говорили сегодня. Мы решили продолжить практику проведения совместных тактических учений «Дружба» для развития сотрудничества в проведении контртеррористических операций в горных условиях. Опыт таких учений был уже осенью прошлого года в Карачаево-Черкесии.

Мы договорились работать энергично, чтобы наладить торгово-экономическое сотрудничество. Мы подчеркиваем важность активной работы Российско-пакистанской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, пятое совещание которой состоялось в Москве в ноябре прошлого года, на котором были приняты конкретные решения. Важно выполнить их, чтобы наша торговля достигла более адекватного уровня для потенциала наших стран.

В настоящее время создается комиссия по военно-техническому сотрудничеству в разработке межправительственного соглашения, подписанного в прошлом году в этой сфере.

Мы обсудили перспективы энергетического сотрудничества, которое является одним из наших приоритетов. Главным проектом является строительство газопровода «Север-Юг» из Карачи в Лахор в соответствии с межправительственным соглашением от 2015 года. Разрабатываются другие варианты, в том числе поставки сжиженного природного газа в ПАО «Газпром» через Пакистан, строительство региональных трубопроводов, включая морской газопровод Иран-Пакистан-Индия (IPI).

Дополнительные возможности были открыты после присоединения Исламабада к Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в качестве полноправного члена. Как вы знаете, в июне прошлого года на саммите ШОС в Астане, Индия и Пакистан были приняты в ряды этой Организации. Мы договорились активизировать сотрудничество в рамках ШОС. Как подтвердили наши коллеги сегодня, Пакистан будет продолжать энергично интегрироваться в практическую деятельность Организации и работать над своей широкой повесткой дня, включая вопросы обеспечения безопасности в регионе.

Мы приветствуем связь Пакистана с региональной антитеррористической структурой ШОС. Сегодня мы подробно объяснили нашу инициативу создать на базе РАТС универсальный центр противодействия современным вызовам и угрозам, в том числе борьбу с незаконным оборотом наркотиков, который напрямую питает терроризм.

Вопрос: Отношения между Пакистаном и Россией можно назвать «весной». Какое взаимодействие ведется между двумя странами в сфере образования?

С.В.Лавров: У нас довольно хорошие традиции, которые не одно десятилетие. Мы заинтересованы в том, чтобы пакистанцы продолжали получать образование в нашей стране, так что число тех, кто учится в наших университетах, высших учебных заведениях на разных факультетах по различным специальностям, увеличилось. Сегодня мы передали это желание нашим пакистанским коллегам. Мы заметили, что на текущий учебный год было выделено 90 государственных стипендий. Мы будем готовы увеличить эту цифру.

Вопрос: Сегодня были затронуты проблемы присутствия боевиков Исламского государства (Даэш) в Афганистане и отсутствие координации с США в области контроля над границей, что приводит к опасности проникновения бойцов Даэша в территории Центральной Азии и России. Какие конкретные действия можно предпринять сегодня, чтобы предотвратить это? Является ли координация ШОС достаточной или существуют какие-то конкретные шаги, предпринимаемые Россией и Пакистаном для предотвращения проникновения боевиков на территорию обеих стран?

С.В.Лавров: Что касается Афганистана, и здесь допускаются корни исламского государства, мы обсуждали это сегодня. Это очень нас беспокоит. Также вызывает тревогу тот факт, что, к сожалению, вооруженные силы США и НАТО, присутствующие в Афганистане, пытаются заставить замолчать эти факты, отрицать и прилагать все усилия, чтобы представить дело таким образом, который не соответствует истине. По нашим данным и данным пакистанских коллег, эти факты есть. Присутствие исламского государства на севере и востоке Афганистана довольно серьезное (уже есть тысячи бандитов). Это присутствие растет. В контексте упомянутых вами угроз, буквально на границе с нашими центральноазиатскими соседями, это увеличивает риск проникновения террористов в Центральную Азию, и оттуда туда не так сложно попасть в Российскую Федерацию.

При полном членстве Пакистана и Индии в ШОС сейчас представлены все ключевые соседи Афганистана. Сам Афганистан участвует в ШОС в качестве наблюдателя. Осенью прошлого года в октябре по инициативе России мы возобновили работу Контактной группы ШОС-Афганистан, где эти проблемы будут одними из самых неотложных. Такое совещание состоялось в Москве, сейчас готовится второе заседание этой контактной группы. Наши китайские коллеги пригласили его принять его.

Я отмечаю наличие региональной антитеррористической структуры ШОС, о которой мы также говорили сегодня. Существуют возможности для разработки практических мер по сдерживанию угрозы влияния ИГИЛ в Афганистане и передаче этого влияния в Центральную Азию. Как я уже сказал, мы будем продвигать реформы этой региональной антитеррористической структуры, чтобы она охватывала не только антитеррористические меры, но и борьбу с незаконным оборотом наркотиков.

К сожалению, долгосрочное присутствие Соединенных Штатов и НАТО в Афганистане не уменьшило террористическую угрозу, и угроза наркотиков увеличилась во много раз. Это данные организации ООН, их нельзя игнорировать. Мы по-прежнему ожидаем от наших американских коллег ответа на вопросы, которые Россия неоднократно поднимала из публичных заявлений лидеров некоторых афганских провинций о том, что неопознанные вертолеты, с которыми, по всей видимости, связаны силы НАТО, осуществляют полеты в тех районах Афганистана, где базируются боевики. Пока никто не может объяснить причины этих полетов. Обычно они стараются избегать ответов на эти законные вопросы.

Нас очень беспокоит тот факт, что влияние исламского государства расширяется в Афганистане. Мы очень серьезно относимся с подозрением к тому, как коалиция НАТО, возглавляемая Соединенными Штатами, которая сейчас существует, занимается этой угрозой, какие меры принимаются для ее подавления. США по новой стратегии будут использовать больше военной силы в Афганистане, тогда как мы (Пакистан и Россия) считаем, что Афганистан не имеет военного решения, а политический диалог может вывести Афганистан из многовековой войны.

Я хочу добавить, что наряду со структурами ШОС, с нашими российскими двусторонними соглашениями в соответствующих сферах с нашими соседями в Центральной Азии, которые граничат с Афганистаном, в ОДКБ существуют также очень важные программы. ОДКБ регулярно проводит операции по борьбе с терроризмом, незаконными мигрантами и незаконным оборотом наркотиков.